Кран в порту фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Самый большой контейнеровоз в мире Мастерокжжрф


фото в порту кран

2017-10-19 07:07 В начале xx века на рынке трансатлантических перевозок сложилась интенсивная конкуренция Генуя что посмотреть достопримечательности Генуи? Отели, как добраться, фото Генуи, все




В 90-е годы сидят два еврея на лавочке молдавского городка. - Ах, Абрам, как быстро летит время! Казалось бы, ещё вчера мы были просто жиды, потом стали заговорщики - враги народа, и вот уже теперь мы - русскоязычное население!


Позвольте нимб на два размера больше.






Напрасно не ищите смысл жизни, Семья, работа - это суета. На свете нет занятия важнее, Чем регулярное кормление кота.


ПРЕССА — ЭТО НЕ ЧЕТВЕРТАЯ ВЛАСТЬ. ЭТО ВЫЧИСТИТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА (Г. Т. Шагиева, нижегородская журналистка, царствие ей небесное и вечная память) Реальная история в литературном изложении Когда у Саныча в четвертый раз протек потолок (жил на последнем этаже), у него лопнуло терпение, и он поднял голос на начальницу ЖЭУ. - Надежда, блин, Васильевна, вам не кажется ли, мать вашу, что крышу бы пора починить? - А вы не ругайтесь тут, - отчеканила Надежда блин Васильевна. – Я вам уже в прошлый раз сказала – кровельщика в районе нет. Так что ждите, когда примут на работу. - Хрен ли мне ждать, у меня мебель портится, - завопил Саныч. – Вам жалобы было мало? История про жалобу была неприятна блин Васильевне. После второго пролития Саныч накатал в администрацию пространный докУмент, в котором представил ее некомпетентной дурой. Дуру вызвали, отчитали за то, что не умеет работать с населением. Но она отмазалась тем же приемом, сказав «сами же денег не даете». Санычу прислали бумагу, где перед ним в трех строчках ухитрились извиниться и пообещать заняться в ближайшее время ремонтом крыши. Поскольку блин Васильевна премии лишена не была, она проглотила эту неприятную историю и даже не подавилась. А потому Санычу ответила: - А что мне ваши жалобы? Пишите хоть с десяток. Денег нет, и ваши жалобы их не прибавят. - Смотрите, я про вас в газету напишу. - Вы уже писали. Мы вам, помнится, то же самое ответили. Да что мне ваша «районка»? Кому она интересна? Саныч понял, что дело швах. *** Ровно через сутки к секретарю городского коммунального департамента вошел приземистый небритый мужик. В глазах его читалось желание поспать. Видок был тем не менее воинственный. - Петр Степаныч на месте? - Петр Степанович занят, у него важные дела, - ответила секретутка, отрываясь от маникюра. – А вы по какому, собственно, вопросу? У вас заявление? Можете отдать мне, я зарегистрирую и передам ему. - Мне не нужно регистрировать, я хочу, чтобы он прочитал бумагу при мне. - Извините, но Петр Степанович не будет это читать. Я вам сказала – он занят, и освободится не раньше обеда. Может и позже. Вы можете его подождать, но сидеть вы будете долго. Саныч (а это был он) нагнулся над столом, и обдав секретутку запахом легкого пива, потребляемого всей ночью, тихо прошипел: - Слухай сюда, крыса конторская. Или ты немедленно докладываешь начальнику, что к нему пришел журналист по фамилии Страхов, или завтра ты вылетишь с этого места следом за ним! Только он в прокуратуру, а ты на биржу труда. Секретутка мужественно задрожала и написала в трусы. *** В кабинете Петра Степаныча пахло пиццей. На его усах осталось несколько крошек. Лоснящееся пухлое лицо чиновника выражало недовольство, что его оторвали от работы. - Слушаю вас, - строго и сухо спросил он журналиста. Саныч рванул в Атаку. - Петр Степаныч, прочтите, пожалуйста, черновик моей статьи, которую я через час сдам в окружную газету. Петр Степаныч медленно надел очки и равнодушно глянул с бумаги. То, что он увидел, повергло его в шок. За ночь Саныч накатал хороший материал. Начал с Надежды блин Васильевны (да, есть такая дура, ни хрена в делах не понимает). Упомянул про жалобу, адресованную лично ему (Степанычу), и совершенно дебильный ответ (ай-ай-ай, как же вышло так, что не видел жалобы и не проконтролировал, какие ответы пишут олухи-подчиненные). Приплел туда несколько красноречивых цифр по состоянию домов в вверенной Степанычу территории (как он раздобыл эти цифры, ведь они были только для служебного пользования?). Процитировал несколько интервью другим газетам и телеканалам (профессионально сработал, однако) и блестяще логически доказал, что Степаныч не только не владеет правдивыми цифрами, но и вообще ничего не контролирует и не желает делать (вот черт, а ведь так оно и сеть!). Тучи сгустились. - Я вам не позволю это печатать, - только и смог ответить чиновник. - А я не спрашиваю вашего разрешения. Если, конечно, вы мне сейчас здесь не докажете, что в статье кругом неправда. Петр Степаныч позвонил секретарше: - Люся, я занят, никого не впускать, ни с кем не соединять. Даже с мэром. И, положив трубку, сказал Санычу: - Вы курите? Давайте-ка для начала подымим. *** Через час Саныч вышел из кабинета. В голове слегка кружилось, но на ногах держался. Вот что произошло. Петр Степаныч налил ему стакан и предложил остатки пиццы. Пожаловался на плохую жизнь. Сказал, что ни на работе, ни дома счастья нет. Что подчиненные дубы, жена – бревно, а дети – сплошные Буратины. Вскользь поинтересовался, что надо сделать, чтобы сия злополучно-правдивая статья не попала в газету. - Отремонтировать крышу в течение недели – раз, - ответил Саныч. – Компенсировать материальный ущерб на сумму 15 тысяч рублей и моральный на 5 тысяч – два. Смету с заявлением занесу завтра. Уволить Надежду блин Васильевну. Нет, увольнять не надо, просто назначить мастером участка – три. Поговорили. Решили, что крышу отремонтируют за две недели, ибо одной очень мало. После уговоров Саныч согласился наплевать на моральный ущерб. Напоследок чокнулись за здоровье, умение договариваться, мужскую солидарность и толковых подчиненных. Саныч доел пиццу и вышел. День удался. Осталось только выспаться. *** На следующий день в дверь Саныча позвонили. На пороге стояла блин Васильевна в спецовке мастера ЖЭУ и бригада кровельщиков. - Покажите, в каком месте протекает, чтобы мы знали, где ремонтировать в первую очередь, - с невыразимой грустью попросила бывшая начальница ЖЭУ. Некто Вадим